Новости
RSS
Тверская область
Административный центр
Крупные города
История Твери
История Торжка
История Ржева
География и климат
Экономика
История
Администрация области
Обратная связь
Каталог компаний

     






Яндекс.Погода


.

В Твери шестнадцать семей лишили крова

2009-02-28

За свою недолгую жизнь дом номер 1 по улице Луначарского не один раз становился темой телевизионных репортажей и газетных статей. Его история — грустная иллюстрация законотворческой путаницы.

Дом строили на деньги Министерства обороны, представителем которого стала компания «Интерсфера». Застройщиком выбрали фирму «ТПСТ “МЖК”. Когда дом был построен, началась дележка квартир. Из-за этих передряг никто не мог вселиться в дом.

— Мы этот дом выстрадали, — поделилась с нами председатель ТСЖ Наталья Арбузова. — И хотя моя семья получила квартиру от Министерства обороны, нам пришлось самовольно занимать жилплощадь. Документы на квартиру мы получили только в 2006 году.

Дело в том, что директор МЖК Анатолий Прусаков посчитал себя ущемленным в распределении долей и, чтобы возместить расходы на строительство, выставил на продажу 20 квартир. Они разошлись как горячие пирожки, уже к середине апреля 2001 года новые жильцы отметили новоселье. А к концу месяца “Интерсфера” опомнилась и заявила о своих правах на эти квадратные метры.

Получилось, что квартиры были куплены дважды. Один раз “Интерсферой” (читай: Министерством обороны) по программе обеспечения жильем военных, второй раз — простыми людьми.

— Эта ситуация — сложный клубок, который невозможно распутать с 2001 года, — сетует Денис Немценко, исполнительный директор компании “Интерсфера”, которой сейчас принадлежат все права на спорные квартиры. — И по обе стороны этого конфликта люди. Мы обязаны выполнить свои обязательства перед Министерством обороны и отдать квартиры военным, которым они принадлежат по праву. Чтобы и те, кто сейчас живет в этих квартирах, не оказались выброшены на улицу, мы вместе с администрацией области пытаемся решить эту проблему. Но главное, что виновник этой человеческой трагедии наказан.

Виновник — это директор МЖК Анатолий Прусаков, который получил три условных года за мошенничество. По мнению всех пострадавших, такой срок — просто издевательство.
Благодаря его стараниям 16 семей, пройдя через восемь лет переживаний, судебных тяжб во всех инстанциях (районный, областной, Верховный суды), получили ответ: должны освободить квартиру, за которую были отданы деньги, порой последние. Все 16 семей исправно платят коммунальные платежи, среди них нет должников, никто не отлынивает от субботников и не отказывается выложить деньги на ремонт крыши.

…А их выгоняют из этого дома

Среди “незаконных жильцов” пенсионеры, инвалиды, вдовы, дети. Борьбу за недвижимость уже не выдержали четыре человека, один из них — 33-летний Дмитрий Гордеев. В свидетельстве о смерти значится “сердечная недостаточность”. Разваливаются семьи — не выдерживают нервы. Наталья Жигуль после смерти мужа осталась с двумя детьми и матерью-инвалидом на руках. Работает она на вагонзаводе, где, как известно, сейчас тоже несладко.

— Наташа может потерять все: и работу, и жилье, — переживают соседи. — Ей реально некуда идти.

Первые попытки выселить “незаконных жильцов” начались буквально после новоселья.

— Начался террор, — вспоминает полковник в отставке Олег Воробьев. — Квартиры взламывали, людей на руках выносили на улицу. По подъезду бегали сторожевые собаки. На каждой лестничной площадке — по военному с оружием. Ко мне тоже пришли. Но я пообещал пустить пулю в лоб первому, кто переступит порог. Испугались.

Олег и Валентина Воробьевы жили в Днепропетровске. С каждым годом жизнь на Украине становилась все сложнее, и они решили переехать в Россию. Оба инвалиды, хотелось остаток жизни спокойно прожить на родине. Продали свою “трешку”, дачу, машину, гараж. На вырученные деньги хотели купить квартиру в Питере, но денег не хватило даже на однокомнатную.

— Я сама из Ленинграда, блокадница, — рассказала нам Валентина Ивановна. — Мама умерла в блокаду, папа погиб на фронте. Потом детдом. Выучилась на медсестру, встретила Олега — и вот уже 52 года вместе. Хотела в Ленинград, на родину. Но раз денег не хватило, решили купить квартиру в Твери — город-то хороший.

Правда, и на эту “двушку” денег не хватило, пришлось три тысячи занимать у сестры. Одним словом, выложили все, что нажили за целую жизнь — 348 тысячи 504 рубля. 1 июля 2008 года Верховный суд подтвердил приговор: выметаться из квартиры. Олег Никитич смог добиться отсрочки до 8 октября 2009 года. Но супруги Воробьевы не теряют оптимизма.

— Без оптимизма мы бы уже сдохли, — смеется полковник в отставке, бывший спецназовец Олег Воробьев. — Переселить нас можно только в Дмитрово-Черкассы. Пусть присылают ОМОН, так просто мы отсюда не уйдем.

Кто-то грозится взорвать квартиру, кто-то — отравиться газом и таким образом встретить судебных приставов, но главной проблемы это не решит. Ведь никто не собирается возвращать людям деньги либо решать их квартирный вопрос.

КОММЕНТАРИЙ СУДЕБНОГО ПРИСТАВА

Николай Прянишников , помощник главного судебного пристава Тверской области:

— В ближайшее время никаких выселений в доме на Луначарского не будет. Взыскатели намерены обратиться в Страсбургский суд по правам человека. А там большая очередь. Мы будем ждать окончательного решения суда.